Сампсониевский собор Смольный собор Спас на крови Исаакиевский собор
фотогалерея  :: персоналии :: жития святых :: english :: deutsch :: francais

Flash ролик 1.2 Mb

















     Государственный музей-памятник "Исаакиевский собор" > Музеи России: поиски, исследования, опыт работы. Сборник научных тудов > № 8, 2005 год > Горюнова Т.В.

Т. В. Горюнова

Пудостский камень: строительный и скульптурный материал, объект реставрации

Император Петр I видел новую столицу каменным городом, поэтому камень в Петербург свозился отовсюду. Активно разрабатывались местные месторождения природного камня, в том числе известняка – популярного в России и Европе строительного материала.

Значительные залежи известняка находились вблизи Гатчины по реке Пудость. Этот камень отличается мягкостью, поддается пилению и шлифовке, его твердость по шкале Мооса варьируется от 1 до 3. Но по мере пребывания на открытом воздухе он твердеет и приобретает достаточную прочность. Месторождение пудостского камня имеет трехслойную структуру: верхний слой, начинающийся практически под дерном, называется гажей или гапсой. Он перенасыщен водой, мягок, рыхл, и применяется в основном для изготовления извести. Следующие два слоя являются собственно камнем. Второй (средний) слой, называемый туфом, менее порист и более мягок, чем нижний – известняк. Пудостский камень многообразен по цветовым оттенкам: от желтовато-серого до коричнево-кремового. Легкость в обработке, относительная дешевизна добычи и доставки, а также высокие декоративные качества привлекли к нему во второй половине XVIII – нача-ле XIX вв. внимание петербургских архитекторов и скульпторов.

В начале XVIII в. декоративные качества камня особой роли не играли, так как его поверхность штукатурилась и окрашивалась для того, чтобы имитировать более дорогой материал – мрамор. В 1755 г. Гоф-интендантская контора решила выполнить из пудостского камня карниз и скульптуру для кровли Зимнего дворца. По рисункам Б.-Ф. Растрелли и моделям И. Ф. Дункера артелью московских резчиков под руководством Ивана Аверьянова были вырезаны 178 скульптур-аллегорий: мир, доблесть, победа, слава и др. Отдельные каменные блоки скульптур скреплялись железными скобами, затем поверхность камня заливалась известковой краской.

Якоб Штелин отмечал: «Глядя снизу на эти статуи наверху, невозможно заметить соединения частей, а они выглядят как другие мраморные статуи, и тому, кто не видел их вблизи, они покажутся не чем иным, как белым мрамором, или, по крайней мере, поскольку они не блестят, неполирован-ным мрамором» [1]. Эти скульптуры сильно пострадали при пожаре 1837 г. Несмотря на их реставрацию, камень сильно осыпался, и в 1892-1902 гг. их заменили на медные.

Декоративные качества пудостского камня, материала, сходного с материалом английской архитектуры, были оценены несколько позднее, в эпоху перехода русского искусства от барокко к классицизму.

Последняя треть XVIII в. – время, когда барочные традиции выходят из моды, наступает эпоха поисков, связанных с идеями Просвещения. Воззрения просветителей во многом строились на их особом отношении к природе, которая рассматривалась как основа человеческого существования [2]. Особое значение приобрели сады и парки. Пейзажный парк второй полови-ны XVIII в. был олицетворением освобождения человека. Природа должна была приближать человека к его «естественному» состоянию. Складывает-ся и иное отношение к материалу, архитекторов интересует не только форма, но и фактура самого камня.

Вдохновленный путешествием в туманный Альбион Антонио Ринальди возводит Гатчинский дворец (1766 – 1782), используя для его отделки раз-личные сорта местного известнякового камня.

По его замыслу галереи дворца были облицованы пудостским камнем. В дворцовом парке по проекту Ринальди в 1770 г. был устроен грот «Эхо». Свод его 120-метрового подземного хода, идущего из подвального этажа дворца, был облицован блоками пудостского камня. Наружная арка грота, выходящая к озеру, казалась созданием самой природы. Крупные, грубо обработанные глыбы пористого известняка различных размеров и формы придавали ей «дикий», «первобытный» и таинственный облик. В современ-ной облицовке грота и особенно выхода из него эстонским доломитом, к сожалению, исчез первоначальный романтический образ древних развалин, который создавал пористый, со временем выветривающийся пудостский камень.

В 1780-е гг. декоративные сооружения с использованием пудостского камня создаются в Верхнем парке Царского Села. В 1784 г. на пересечении Большого канала и Рамповой аллеи по проекту инженера И. К. Герарда и архитектора Ч. Камерона был построен Пудостский мост, арка которого сложена из кирпича и облицована блоками пудостского камня. На поверхности блоков высечены гирлянды и розетки. Несколько ранее Камерон ис-пользовал этот материал в сооружении обелиска в память основания Павловска в 1777 г.

Высоко ценимый Екатериной II Камерон работал в Царском Селе с 1779 г. Ему было поручено по моде того времени создание проекта «античного дома», в котором архитектору представилась уникальная возможность вопло-тить классические римские формы в ансамбле царскосельских терм и галереи. Строительство началось в 1780 г. и продолжалось восемь лет, проект несколько раз пересматривался с целью удешевления. Каменная кладка наружных стен комплекса «Холодных бань» и галереи производилась из блоков пудостского камня. Его запасы в Царском Селе были весьма значительными: в 1785-1793 гг. при строительстве пандуса от галереи в Нижний парк каменщик Минчаки настаивал на облицовке его именно пудостским камнем [3], а не более прочной сясьской плитой, как предлагал Камерон. Мощная аркада пандуса из груботесанного пудостского камня, суровая и величест-венная, напоминает руины античных сооружений и римских акведуков.

К началу XIX в. стараниями просветителей была утверждена классицистическая эстетика в русском искусстве. Взгляды нового поколения архитекторов и скульпторов устремились к древней Элладе. Одним из первых рус-ских зодчих, усвоившим и воплотившим в России пришедшие из Франции передовые идеи, стал А. Н. Воронихин. Для своих сооружений он нередко выбирал именно пудостский камень, и использовал его не только в облицовке, но и в несущих конструкциях: при сооружении колоннады Казанско-го собора и портика Горного института.

В середине XIX в. было распространено мнение, что Казанский собор является подобием собора Святого Петра в Риме. Вероятно, мысль о создании сооружения, равного по масштабам римскому собору, была высказана А. С. Строгановым, возглавившим Комиссию о построении Казанской церкви. Кроме идеи колоннады, окружающей площадь перед храмом и связывающей его с городским ансамблем, оба памятника объединяет также материал, из которого они выполнены: Воронихин использовал пудостский камень, аналогичный по декоративным качествам римскому травертину.

По подсчетам Воронихина, для Казанского собора с площадью фасадов около 5000 кв. саж. требовалось 1240 куб. саж. пудостского камня. Своим указом Павел I предоставил пудостские ломки в полное распоряжение Ко-миссии о построении Казанской церкви «... без всякого платежа арендных денег» [4]. Тем не менее, доставка такого колоссального количества камня представляла собой определенную сложность.

Привезенный камень был различным по качеству. Мелкопористый известняк серовато-желтого цвета был использован для изготовления резных архитектурных деталей, скульптурных рельефов и облицовки стен. Колонны были сложены из крупнопористого камня серовато-коричневого цвета. Выдержанный определенное время камень доставлялся блоками и обрабатывался на месте чистой теской [5], затем полировался песком и мелко толченым наждаком. По первоначальному замыслу Воронихина облицовка собора не должна была окрашиваться, и только отдельные крупные поры следовало затереть «рижским» алебастром или серой известью. Но блоки камня при строительстве специально не подбирались и слишком разнились между собой по оттенкам, поэтому после завершения облицовки поверх-ность была затерта алебастром и окрашена известковой краской кофейного цвета. Известные скульпторы И. Мартос, И. Прокофьев, Ж. Д. Рашетт выполнили из пудостского известняка горельефы для фасадов собора.

Воронихин часто использовал пудостский камень в пригородных постройках малых форм. В Петергофе весь антаблемент фонтанных колоннад и балюстрада Марлинского дворца были сложены из этого материала. В 1806-1807 гг. им же был сооружен грот-фонтан «Старик» на северо-восточном склоне Пулковской горы, стены, свод, вход в виде классического портика и львы [6] которого были вытесаны из пудостского камня, затертого и окрашенного в белый цвет [7].

Современник Воронихина Ж. Тома де Томон использовал этот материал для скульптурного убранства петербургской Биржи. У подножия фланкирующих Биржевую площадь ростральных колонн расположены колоссальные изваяния, символизирующие собой «две реки и две навигации» – Неву, Волгу, Волхов и Днепр. Первоначально их предполагалось изготовить из чугуна [8], но отливка стоила слишком дорого, и желающих взяться за эту работу не нашлось. Поэтому Комиссией о построении Биржи и обложении Невского берега камнем было решено «сделать статуи из пудожского камня» [9]. Модели по рисункам Тома де Томона были исполнены «скульптур-ными мастерами» И. Камберленом [10] и Ж. Тибо. «Ростральные колонны Томона, - писал И. Грабарь, - после колонны Траяна и парижской Вандомской, надо считать лучшими в мире. Сила и мощь создала их. Колоссальные фигуры Нептуна и других богов сидят у подножия колонн и, сливаясь своими грубыми формами с тяжелым цоколем, дают впечатление каких-то произведений природы, а не рук человеческих» [11].

Почти одновременно с сооружением ростральных колонн в 1812 г. Ф. Ф. Щедрин выполнил из пудостского камня скульптурные группы «Морские нимфы» у центральных ворот Адмиралтейства. В отличие от суровых изваяний ростральных колонн нимфы решены значительно мягче, моделировка их форм плавная, переходы не столь контрастны. Поверхность камня скульптур заштукована так, что трудно сразу определить, из какого материала они сделаны.

В 1820-1822 гг. С. С. Пименов создал из этого материала четырнадцать статуй богов и героев для главного фасада Кухонного корпуса Елагина дворца. Камерность здания располагает к более тонкой моделировке форм, а ниши, в которых установлены скульптуры, в значительной мере защищают их от воздействия ветра и осадков. Но за полтора с лишним столетия статуи, не раз подвергавшиеся окраске и не всегда профессиональной починке, во многом утратили свои пластические свойства и первоначальный цвет.

К концу XIX в. Пудостские каменоломни были в основном исчерпаны. Кроме того, встал вопрос о реставрации сооружений, построенных ранее. Долговечность пудостского камня не велика: от 75 до 150 лет. Со временем под влиянием химических, физических и механических воздействий камень разрушается, происходит процесс выветривания. Изменение температуры, выщелачивающее воздействие воды, ее замерзание в порах камня, воздействие газов, растворенных в атмосферных осадках, растительность, появляющаяся на камнях – все эти факторы губительно влияют на поверхность и структуру камня. На его поверхности и в толще образуются корки с прилегающим к ним пылеватым рыхлым слоем [12]. После отслаивания более твердой наружной корки внутренние слои твердеют, образуя новую корку, и так продолжается до тех пор, пока не разрушится весь камень. Многие памятники XVIII-XIX вв. из пудостского камня находятся в центре города и испытывают сильное воздействие агрессивной окружающей среды. Поэто-му проблема их реставрации и консервации является в настоящее время чрезвычайно актуальной.

При ремонтах и «поновлениях» в XIX в. архитектурная отделка чаще всего заменялась другим материалом, скульптуры же замазывались гипсом, це-ментом или штукатуркой, окрашивались масляной краской. Подобные «по-новления» оказывали разрушительное воздействие на поверхность известняка и привели к тому, что к началу XX в. скульптуры были сильно иска-жены и имели многочисленные утраты.

В 1995 г. возникла необходимость очередной реставрации Ростральных ко-лонн. Впервые они были профессионально отреставрированы в 1920-х гг. коллективом скульпторов под руководством И. В. Крестовского. Им были разработаны специальная методика и рецептуры мастиковок, легшие в основу современных методик реставрации.

Реставрация скульптур Ростральных колонн стала этапной в истории использования пудостского камня. Ее успех определил реставрационную судьбу таких объектов, как Казанский собор, скульптур Елагина дворца, портик Горного института. В настоящее время запасы пудостского камня, пригодного для реставрационных целей, весьма невелики. В советское время в месторождении добывался щебень, работы велись взрывным способом, что привело к утрате значительного количества качественного материала. Поэтому к сохранившимся запасам следует относиться весьма рачительно. При реставрации памятников из пудостского камня необходимо особенно внимательно подходить к выбору материала для восполнения ут-рат. Опыт применения другого известняка и мастиковок с большим количеством цемента показал, что несовпадение технических характеристик материала ведет к утрате художественного единства произведения и к его разрушению.

Примечания

1. Штелин Я. Записки Якоба Штелина об изящных искусствах в России. В 2-х т. Т. 1. М., 1990. С. 162.
2. Свирида И. И. Утопизм и садово-парковое искусство эпохи Просвещения. В кн.: Культура эпохи Просвещения. М., 1993. С. 39.
3. Минчаки располагал большими запасами пудостского камня, к тому же его было значительно легче обрабатывать. См. Козьмян Г. К. Чарлз Каме-рон. Л., 1987. С. 46.
4. Аплаксин А. Казанский собор: историческое исследование о соборе и его описание. СПб., 1911. С. 19.
5. Историческая справка по строительной истории Казанского собора за пе-риод с 1917 по 1990 гг. Л.: Ленпроектреставрация, СПб., 1993.
6. В настоящее время скульптуры львов находятся в ГМГС.
7. Историческая справка к проекту реставрации сооружения грота-фонтана "Старик" на северо-восточном склоне Пулковской горы. Л.: Ленакадемпро-ект, 1953. С. 3.
8. Объявление о сдаче подряда на отливку четырех чугунных фигур для Ро-стральных колонн//Санкт-Петербургские ведомости. 1807. № 63. 6 августа. С. 785.
9. Шуйский В. К. Творчество архитектора Тома де Томона. Дис.... канд. ис-кусствовед. Л., 1979.
10. Модель фигуры "Днепр" скульптора И. Камберлена находится в Госу-дарственном Русском музее.
11. Грабарь И. Петербургская архитектура в XVIII и XIX веках. СПб., 1994. С. 326.
12. Ростральные колонны. Разработка методов реставрации скульптур. Т. 2. Комплексные научные исследования. Кн. 1. Исследование состояния мате-риалов скульптур. СПб.: НИИ "Спецпроектреставрация", 1996. С. 13.